На Метре реклама - только нормальная. Никакого шок-контента.
Помогайте независимому ресурсу, как он помогает вам. Удачи!

Как я продавал квартиру в цепочке: от инвалида с синдромом дауна до одобрения Сбера без бумаг о наследстве. Были ещё риэлтор на пенсии и вспыльчивый клиент с наколками

  • 30.11.2021
  • 727

У меня есть давний клиент. Мы знакомы с того времени, как я помогал ему после смерти матери перевезти родную сестру-инвалида из Полевского в Екатеринбург. Дело усложнялось тем, что инвалидность сестры связана с ментальными нарушениями. У нее синдром Дауна. Но такой привязанности к больному, в сущности, человеку я больше не видел.

Евгений Шмидт, специалист по недвижимости АН «Домос»

В Полевском сестра с мамой жили в трехкомнатной квартире. Мой клиент давно обосновался в Екатеринбурге, женился, у него родился сын. Но при этом он постоянно помогал материально двум своим женщинам, часто приезжал. А когда мамы не стало, он оформил опекунство и записал все имущество на сестру как единственного владельца.

Денег от продажи трешки в Полевском хватило на покупку двухкомнатной квартиры в районе Кольцово. Клиенту нужно было перевезти сестру максимально близко – ведь теперь ему самому нужно было ухаживать за ней. Он так был погружен в комфорт ее жизни, он прямо бился за ее благополучие, чтобы она пожила подольше.

Прошло два года. Все это время клиент мотался каждый день с Шарташского рынка, где у него своя квартира, в Кольцово. В итоге вопрос встал о новом переезде, чтобы в квартиру сестры ему из дома можно было дойти пешком. И с этого момента начинается история цепочки.

Сделку развалили сотрудники банка

Никогда не знаешь, где тебя догонит твое прошлое. Мой клиент – человек специфической внешности и поведения. Ему около 50 лет. И у него на руках татуировки, которые однозначно говорят, что когда-то мужчина находился в местах не столь отдаленных. И характером горячий. При этом заботливый и терпеливый брат, муж, отец. В нем как-то уживались две эти черты.

Передо мной как риэлтором стояла задача найти квартиру для сестры на Шарташском рынке и одновременно покупателей на квартиру в Кольцово. Покупатели нашлись быстро, внесли аванс, и мы должны были помочь им согласовать ипотеку. Но тут начались проблемы, о которых мы и подумать не могли.

Моему клиенту нужно было довезти в банк документы. И когда сотрудницы банка его увидели, то сделали все, чтобы покупатели отказались от сделки. Знаете, это не объяснить, но по жестам, взглядам, перешептываниям, интонациям можно было понять, что они о нем думают.

Пришлось начинать все сначала. На Шарташском рынке выбор подходящих нам по цене квартир невелик. Очень долго мы искали вариант. Клиент нервничал. Я, конечно, понимал, что он не со зла. Старался гасить его вспышки. И вот, кажется, удача – неплохая «полуторка» буквально в трех минутах ходьбы. Ее хозяева покупали жилье побольше и без риэлтора. И пока они искали себе подходящий вариант, нам нужно было оформить документы в опеке.

Раньше опеке до них не было дела. Зато теперь…

Для опеки риэлтор – никто. Оформлением должен заниматься сам опекун. Риэлтор может только подсказать, что делать, какие документы привезти. Но тут мне пришлось заняться опекой тоже. И не столько бумагами, сколько переговорами.

Я не знаю, зачем эти женщины устраивали ему дополнительную нервотрепку. Опека вела себя так, будто он им кругом должен. Эти женщины все время организовывали какие-то бюрократические проволочки. Клиента такое отношение к нему сильно давило. А он не то чтобы несдержанный, но в целом мог среагировать резко. И если уж обычные люди в таких ситуациях вести себя могут негативно, его точно можно было понять.

Как рассказывал клиент, опека на протяжении жизни его сестры никак не проявляла себя в отношении его семьи. Все было на его обеспечении. И когда он сейчас пытается создать для родного человека все условия достойного ухода, эти женщины ведут себя не лучшим образом.

Я старался, как мог, все это гасить, чтобы никто, скажем так, не пострадал. Он, конечно, ничего не сделал бы, но уже довольно резко стал выражаться. Дело дошло до того, что агенту наших новых покупателей, видимо, что-то успел высказать. Потому что та девушка моментально исчезла с радаров. Он ощущал тотальное недоверие. Все эти специфические вопросы: а что, а почему, а зачем – все это его задевало. И татуировки было никак не спрятать.

Каждый день переносила время сделки

Наконец, получили приказ опеки на продажу с формулировкой о последующем наделении сестры правами собственности в новом объекте. И это, конечно, облегчало дело.

Цены на Шарташском рынке на порядок выше, чем в Кольцово. Разницу клиент доплачивал из собственных средств. Ипотеку ему вряд ли бы дали. И даже не из-за татушек. С недееспособным собственником ни один банк не закредитовал бы. В общем, мы уже были готовы к продаже своей квартиры. Но хозяева квартиры на Шарташском рынке никак не могли выйти на свою сделку. И сами не могли понять, почему.

Они искали жилье просторнее. Нашли вариант на Декабристов. И хотели брать ипотеку. По документам, которые предоставили продавцы, Сбербанк одобрил объект. От собственников квартиры на Декабристов выступала агент – возрастная женщина, почти бабушка. И обе стороны ждали ее сигнала для выхода на сделку через ипотеку. Но агент-бабушка морочила голову всем: и своим клиентам, и покупателям – нашим продавцам. Каждый день она уверяла, что надо еще потерпеть, доделать какие-то дела, и переносила время сделки.

Но вот уже не за горами окончание срока одобрения ипотеки у наших продавцов, а бабушка на сделку выводить никого не собирается. Мы ждали окончания этого цирка только потому, что подходящих нам квартир больше не было. Но всякому терпению приходит конец. И вот когда все начало реально разваливаться, наши продавцы обратились ко мне с просьбой, Жень, посмотри документы, вроде бы агент, а не торопится со сделкой.

Банк одобрил и без вступления в наследство

Я приехал на Декабристов. История там была такая. Супруги приватизировали квартиру. А через некоторое время муж умер. Квартиру родственники решили продавать. Но сначала они должны были вступить в наследство. К моменту нашей сделки у них уже прошло полгода. И нужно было просто съездить к нотариусу и забрать документы. Но родственники этого не сделали, потому что не знали. А у бабушки-агента пакет документов никак не срастался.

Но бабушка – это еще полдела. Для меня было большим удивлением, что Сбербанк одобрил объект по неполному пакету документов. Получается, что сотрудник банка не заметил, что собственникам нужно было в наследство вступить. И готов был выводить объект на сделку. А там точно была бы приостановка – Росреестр не стал бы регистрировать. И опять все сначала.

Я поехал в Сбер – предъявил им претензии. Началась процедура перерассмотрения. Собственники должны были забрать свидетельство от нотариуса, привезти его в банк, банк заново проверял пакет документов – снова все это растянулось. А нас грузят покупатели в Кольцово – им тоже нужна конкретика по освобождению квартиры. Мы квартиру продали, но из нее не выехали. А куда мы инвалида повезем? Приходилось все выслушивать, уговаривать, договариваться. Я был почти на нуле.

* * *

Мы намотались, наездились, перевезли сестру на Шарташский рынок. И вот наконец-то и жилье поблизости, и уход оперативный. А через месяц ее не стало.

Ранее по теме:

comments powered by HyperComments
Прямая линия:

Новости рынка недвижимости